В реанимации хирурги пришили мужчине руку

Я работаю медсестрой-анестезисткой в реанимационном отделении. Работа сложная, но я люблю свою работу. Меня уже совсем не пугает вид и запах крови, даже появился какой-то своеобразный азарт в борьбе за жизнь пациента.

Вот сегодня, например, из района к нам привезли мужчину, который почти отпилил себе кисть руки циркулярной пилой-«болгаркой». Зрелище, конечно, не просто страшное, а ужасающее. Ребята со Скорой говорят, что в момент их прибытия на место происшествия, они не знали, кого спасать, этого мужчину, истекающего кровью, или его жену, которая находилась на грани обморока от вида окровавленной кисти мужа, болтающейся на лоскутке кожи. К счастью, травмированного мужчину к нам в больницу привезли быстро.

А в больнице уже всё происходит, как по накатанной: мужчину раздели, помыли, насколько это было возможно, отправили на каталке в операционную, сделав по ходу необходимые анализы. Перед тем, как начинать операцию, нужен наркоз. Здесь подключаюсь я со своими лекарствами и действую уже тоже почти автоматически, поэтому получается, быстро, точно и без лишних эмоций. Какие тут эмоции, человеку кисть руки спасать нужно, она буквально на одной «ниточке» держится. Кость раздроблена, как и положено в классическом открытом переломе при подобных травмах, рана рваная, из неё постоянно сочится кровь.

Мужчине повезло, его будет оперировать наш хирург-травматолог, Пётр Иванович. Этот доктор, как говорят, «от бога», умеет оперировать настолько безнадёжные случаи, что удивляешься, как после таких травм человек вообще выжил, а тут ещё всё срослось и нормально функционирует.

Пётр Иванович ничего не обещает, просто работает, скрупулёзно складывая, зашивая и штопая руку попавшего в беду мужчины. Доктор спокоен и уверен в себе и в результате.

Ассистируют ему сегодня две «бабушки», как я их называю. Немолодые уже хирургические медсёстры, опытные, повидавшие виды. Доктор им ничего не говорит, они сами знают, что делать, когда какой инструмент подавать. Я ещё молода и слаба против них, хоть и умею многое. Почти всему меня они же и научили. То есть, конечно, я и с колледжа кое-что знала, но самому важному учили меня опытные медсёстры. Им не жалко делиться знаниями, потому что медицина – труд коллективный, и все умения и таланты хирурга сойдут на нет, если на реабилитацию пациент попадёт в руки медсестры-неумёхи.

Надеюсь, у пострадавшего мужчины будет всё в порядке с кистью, и он сможет ею пользоваться после операции. Но пока ещё операция не закончилась, и, чувствую, затянулась надолго, потому что слишком уж сложная. Потом доктор уйдёт отдыхать, а я должна буду проследить, чтобы мужчина благополучно вышел из наркоза. Ну и после всего этого нашего пациента ещё ждёт долгий путь к выздоровлению. Люди, берегите себя.

Реклама


Нет комментариев