Казусы Алексея Лазовского. Жизненный путь известного кузбасского хоккеиста

Это человек нетипичной судьбы. Он вообще-то считает (конечно, стуча по дереву при этом), что ему, наверное, везло в жизни. Всегда. Были, как казалось поначалу, сложные моменты, но всё снова заканчивалось везением. На обстоятельства, на окружающих людей. Нетипичность его хотя бы в том, что люди чаще жалуются на свою судьбу, а не наоборот.

1964-й год. Хоккеисты кемеровского «Шахтёра»
1964-й год. Хоккеисты кемеровского «Шахтёра» (слева направо): Алексей Лазовский, Виктор Баянов, Геннадий Савельев, Альберт Большаков; Виктор Волохин, Евгений Бондаренко.
Фото: kuzbassbandyclub.ru

Казус первый

В 1957 году кемеровский «Шахтёр» проводил второй сезон в элитной лиге отечественного хоккея с мячом. Это для «Шахтёра» второй, а для игрока сборной Кемерова по хоккею с мячом Алексея Лазовского – первый. Для него это был дебют в команде тех, кого сейчас считают отцами-основателями кемеровского хоккейного клуба. Братья Журавлёвы, Рябовалов, Зайцев, Букасов… Среди них Алексей был самым молодым.

От названий команд-звёзд – ЦСК МО, «Динамо», ОДО (Свердловск) – и имен хоккеистов-звёзд могла закружиться голова у любого, но до игры, а не на льду. Там как-то забываешь, кто тут звёзда.

Вот и первая игра за «Шахтёр» на своём льду с армейцами Москвы – 1:1, и мяч в ворота Анатолия Мельникова – голкипера, которого до сих пор считают едва ли не лучшим в мире за всю историю бенди, забил именно Лазовский. И ведь не ждал никакого приза за это. А тут на тебе: заглянул после игры прямо в душ директор Кедровского разреза Махов, куда Алексей безуспешно пытался устроиться на работу уже три месяца, и сказал: «Приходи завтра с утра. Беру тебя на работу. С учётом тех месяцев...».

Казус второй

В 1960 году Лозовский в команде уже авторитет. Резкое омоложение состава этому поспособствовало очень сильно. Руководство области его как опытного человека, можно сказать, заставило руководить «Шахтёром» в качестве играющего тренера. Нелегко приходилось. Иногда ругал других за ошибки, которые тоже совершал, в том числе и парней, с которыми сам вчера играл на равных. Но они слушались его почему-то… Потом этот опыт руководства коллективом пригодится. Алексей, правда, и не представлял, каким образом.

Да и вообще об этом не задумывался. А на следующий год в команде появился более опытный, профессиональный тренер Валентин Свердлов. Когда его приглашали, спрашивали совета у Лазовского. Он не возражал, не подозревая, что его, Лазовского, уже через год в «Шахтёре» не будет. Новый тренер не потерпел двуполярного лидерства в команде и попросил конкурента уйти. Тогда была масса переживаний и обид, но сейчас Алексей Тимофеевич даже благодарен судьбе, что приключилась та некрасивая история. Она научила не опускать руки и не пенять на судьбу.

Казус третий

В 1961 году Алексей Лазовский и его друг Геннадий Груздев отправились покорять «шайбу» в Новокузнецк. Тренер «Металлурга» Юрий Сааль пригласил неплохих «мячистов», которые оказались не очень-то и нужны «Шахтёру», в свою команду.

Учиться обходиться с шайбой приходилось на лету, в ходе подготовки к сезону. Многое было непривычным: и более интенсивным, чем в хоккее с мячом, площадка с высоченными бортами, расчерченная линиями, которые нужно пересекать по определённым правилам, не то, что в «мячике» – кати себе да кати…

Если сейчас взглянуть на этот «завоевательный» поход «мячистов» в Новокузнецк, то лучше получилось в итоге у Груздева, ставшего мастером спорта в обоих, видах хоккея. Вот, правда, Лазовский считает, что и у него вышло бы неплохо, не всплыви на рижском же предсезонном турнире с грязным силовым приёмом безвестный теперь для большинства неравнодушных к хоккею людей защитник рижской «Даугавы» Костицын.

Результат – сломанная рука… Но, тем не менее, сезон 1961-62 годов Лазовский в «Металлурге» отыграл. В одной команде с легендой новокузнецкого хоккея Олегом Короленко, в одной тройке с небесталанными Анатолием Мотовиловым и Александром Самочёрновым, которые скоро, вняв «зову Москвы», перебрались в московское «Динамо», а Мотовилов даже за сборную СССР позже сыграл. А представляете, против кого приходилось играть? Против чемпионов мира и Олимпийских игр… Вот и думайте сами: удача ли это – перелом руки? Повезло или нет?

Казус четвёртый

Началась тренерская карьера. Работал главным (в 1968 году – опять играющим!) в симпатичной, кусачей, собиравшей неплохую зрительскую аудиторию, команде класса «Б» (ленинсккузнецком «Шахтёре»), которая в товарищеских играх пыталась играть на равных со старшим по классу. Но однажды не стало команды в Ленинске…

В 1969 году Лазовского пригласили в Усть-Каменогорск. Был тогда шанс у города в северо-восточном Казахстане засветиться не только на «шайбовом» поприще. Местный «мячиковый» «Старт» под руководством Алексея Тимофеевича занял второе место во 2-й группе класса «Б», совсем ненамного отстав от ушедшей в класс «А», предлагали остаться, обещали условия для класса «А», но Лазовский не остался. И правильно сделал. Сейчас вот скажи, что в Устинке была когда-то приличная команда по хоккею с мячом, – кое-кто ведь и засмеять может…

По приглашению-совету друзей-знакомых в 1970 году Алексей Тимофеевич уехал развивать «шайбу» на Севере, в Якутии, в Мирном – центре алмазодобывающей промышленности СССР. Созданный здесь при непосредственном участии Лазовского «Алмаз» в региональных соревнованиях обыгрывал всех и вся.

Но нашлись «добропорядочные» коммунисты, которые объявили членов команды «гастролёрами». Дескать, здесь Крайний Север, люди тут тяжело работают, действительно зарабатывают стране деньги, а эти халявщики-хоккеисты на рабочих местах лишь числятся, только и знают, что играться с шайбой, а зарплату получают северную…

При этом совершенно не понимая или не желая понимать, что по такой системе существовал тогда весь, абсолютно весь советский «любительский» спорт.

В конце концов, руководство треста «Алмазспецавтоматика», который шефствовал над командой, под давлением сверху попросило Лазовского, чтобы хоккеисты хотя бы несколько дней в неделю появлялись на официальных рабочих местах.

Ребята заартачились. Разъехались. Команда исчезла.

И что он теперь?

Остался в Якутии. Работать. На 32 года…

Был сначала рядовым инженером в тресте, который отвечал за работу, пуск и наладку электроподстанций, драг, экскаваторов, буровых станков. Затем пошёл вверх по карьерным ступенькам: старший инженер, старший инженер по наладке экскаваторов, ведущий инженер, начальник наладочного участка, начальник монтажно-наладочного центра…

И ведь всё пригодилось из юности. И то, что окончил промышленное училище на шахте «Северная» по специальности машинист экскаватора, и что оставил за плечами Кемеровский горный техникум по специальности горный электромеханик и два курса в КузПИ на горнопромышленном комплексе, и даже капитанство-тренерство в хоккейных командах, благодаря которым стихийно получил основы управления коллективом.


В результате алмазно-северная пенсия, на которую нынешний пенсионер Лазовский совсем не жалуется, и воспоминания об интересной работе с интересными и надёжными людьми. Как уверяет Алексей Тимофеевич, ему всегда везло на хороших людей, а в родном Кемерове, куда после Севера он вернулся, их больше всего. Думается, что после вышеизложенного это уже не требует доказательств.

Реклама


Нет комментариев